дневник 1960 - 1967

 

дневник 1968

 

дневник 1970 - 1979

 

    дневник 1979 -1981

     "В течение 2-4 июня был с Кошевым, знакомился с соединением генерала Свербихина. Впечатление о нем положительное – требовательный, организованный… Кошевой изучил размещение, учебную базу. Все измерил, сам наметил места посадки огневых городков, вышек. Было у меня желание внести свои предложения, но я промолчал, чтобы не сердить его лишний раз".

 

     "Теперь все зависит от Кубы, как они наладят внутренние дела. Пока много лозунгов, но мало дел. «Родина или смерть». Умирать они умеют, они революционеры и герои. Но экономику строить не умеют… На этом острове можно сделать рай. А пока у них голод, все везут".

        

     "Как всегда, Хрущев говорил без записей, сбивчиво, нервно, с заиканием. После выступления Хрущева поднялись наверх, в зал приемов. Накрыты столы буквой «П». Поднимались тосты:

Хрущев – за народ, партию и армию;

Малиновский – за партию, ЦК и Хрущева;

Еременко – за Хрущева;

Захаров – за партию, ЦК и Хрущева;

Заключительный тост Хрущева – за армию и всех присутствующих. Он далее сказал, что войну может развязать и дурак, но найти умного, который хорошо ее закончит в век ядерного оружия тяжело".

    

 

     "Прибывшие с учения (КШУ) из ЧССР рассказывают, что в стране разгул контрреволюционных элементов и в том числе в Армии. Многие офицеры ЧНА говорили, что их ругают и шельмуют, если они выступают против «демократизации» и «либерализации» в той форме, которая проводится Дубчеком, Черником, Смрковским и компанией".

     

      "Регулировщики отброшены, толпа тысяч 7-9 все заполонила, автобусы поперек. Я влез, отрегулировал движение. Меня оскорбляют, хватают, свистят: «Генерал – советский фашист» и т.д. Колонна медленно идет. Я в машине, втиснут в колонну. Толпа рвется в машину, кричит, пытаются открыть дверцы".

 

       "Если офицеры ЧСНА в первый день относились к нам хорошо, и заверили, что не допустят беспорядков среди солдат, то сегодня отношение резко ухудшилось. Солдаты расклеивают даже листовки… Подпольные радиостанции и листовки призывают отправить «оккупантов» обратно. Далее появились листовки с призывами к оружию. Хулиганствующие элементы из молодых людей, на шоссе зданиях, сооружениях, пишут и вешают антисоветские лозунги".    

    

 

     "В 18.20 вызвали меня. Кроме Брежнева за столом сидели Громыко, Келдыш, Смирнов и др. Брежнев изложил основные данные обо мне, о нашем разговоре с ним и задал вопрос: «Какие будут предложения?» Суслов: «Утвердить», остальные ответили так же. Брежнев: «Других предложений нет? Нет. Товарищ Обатуров, Вы утверждаетесь, и мы желаем Вам успешного командования»".

   

      "8 января произошло еще одно событие: вне полигонное бомбометание в нашей ВА на Каменка-Бучском авиополигоне. Бомбы сбросили на Д…..ГРЭС. Побили стекла, но не попали".

   

      "Нужно оформлять анкеты себе и жене, биографии, фото и т.д. Вечером сказал Лизе. Она взволновалась, сказала: «Где хуже, где тяжелее – опять тебя! Может, хватит. У нас все есть, пора спокойно встретить смерть!». Когда я ей пояснил, что Вьетнам сегодня самый горячий участок, весьма ответственный, его не всякому доверят, что я коммунист, пока в строю и достаточно здоров, могу ли я сказать: «Нет, не поеду, посылайте другого»? Я перестану считать себя человеком и ты тоже. Она поняла, но, конечно, прослезилась".

 

    дневник 1981-1993

    

 

 

     "И тут накопленная раздражительность дала себя знать. Я встал, ладони моих рук стали мокрыми, но я спокойным и ровным голосом произнес: «Как звезды себе на грудь вешать, так это Вы сами решаете, а как людей на войну посылать, так это другие. Но я принял это решение, во-первых, потому что я коммунист, а во-вторых, потому что это мой долг и моя работа. Разрешите идти. Брежнев: «Идите». Я, чеканя шаг, покинул кабинет".

    

      "И здесь я понял подлинную роль Вьетнама в Лаосе и прикрывание встречи за нашей спиной, ссылаясь на случайность. Где находится сейчас наше оружие и боеприпасы, доставлявшиеся в СРВ более двух лет?"

 

      "Зунг утром назначил мне встречу, не уведомив меня заранее. При встрече говорил много и долго. Оправдывался по Лаосу. Мол, совпадение. Мол, виноваты подчиненные, не оповестили заранее и т.д. (это уже третья версия после Тана и Донга). Далее он сказал, что Зиан ничего не решает в МО, он занимается наукой, что он фактический не МО, а (доверительно сказал) только значится. Это «вьетнамский метод» - сказал Зунг".

 

 

     "3 декабря вьетнамцы арестовали в Пном-Пене генерального секретаря, председателя правительства Народной Республики Кампучии Пен-Савана. Их обвинения: якобы в Баттамбанте недавно встречался с представителями противника (полпотовцами)".

 

     "Образована комиссия по организации похорон, во главе с Анроповым, в которую вошел весь состав Политбюро. Нет только Кириленко – говорят, что он тяжело болеет. Говорят, что его сын с невесткой, изменив родине во время командировки, попросил политубежище у капиталистов и что это потрясло Кириленко. И что есть решение Политбюро предложить пленуму ЦК вывести его из состава Политбюро. Во время октябрьского праздника его портретов не было".

    

     "….было больно и горько смотреть по телевизору, как по приказу «демократа» Ельцина танки лупят снарядами по Белому Дому. Заявления Ельцина и Грачева, что армия никогда не будет применена против народа, что она нейтральна, оказались очередным подлым обманом. Мог ли я подумать, что еще при жизни, бесконечно дорогая мне армия будет стрелять в свой народ и в законный парламент! Не мог и подумать, что наши наследники (старых танкистов), будут хладнокровно бить танковыми снарядами своих людей, закрывшихся в доме советов - тех людей, которых народ выбрал своими депутатами.  Как перенести эту трагедию недавно еще Великой страны?"

www. alnek.ru